Аргументы недели (argumenti_an) wrote in bookish,
Аргументы недели
argumenti_an
bookish

Category:

Исторические хроники с Николаем Сванидзе

«Исторические хроники» шелестят страницами

«Исторические хроники» шелестят страницами

«Исторические хроники с Николаем Сванидзе» – популярный документальный телецикл, с успехом шедший на телеканале «Россия» почти десять лет – с октября 2003 года по апрель 2013-го. В наступившем году издательство «Аргументы недели» совместно с издательством «Амфора» готовит к выпуску книжную серию на основе сериала.

Предваряя её выход, «АН» пригласили известного тележурналиста к разговору.

- Принято говорить, что Россия – страна с непредсказуемым прошлым: каждый новый правитель ретуширует историю «под себя»…

– Просто, когда у нас приходит к власти очередной государь, генсек или президент, всё, что было ранее, воспринимается как многовековое предисловие к сегодняшнему правлению. А у каждого руководителя свои замыслы, свои представления о том, что нужно стране, о роли, которую предстоит сыграть в её судьбе. Соответственно, и в прошлом хочется чего-то не замечать, что-то подчеркнуть…

Традиция давняя. При проклятом царизме критической чертой было Смутное время. Драмы, успехи, проблемы – это всё до него, а потом воцарились Романовы, и началось неуклонное позитивное развитие. Большевики всю многовековую историю страны свели к классовой борьбе, к 1917 году благополучно разрешившейся Октябрём. В войну Сталин вспомнил, что у нас были ещё и великие полководцы, даже отдельные цари, сыгравшие, со сталинской точки зрения, «положительную роль»: Иван Грозный, Пётр I. Такой подход более-менее сохранялся и далее – только из числа положительных примеров исчез сам Сталин. Тут уже советская специфика: Романовы всё-таки были одной семьёй и, скажем, Александру III не пришло бы в голову сказать плохое слово о своём батюшке Александре II, хотя идейно и лично они очень разные люди. А из советских лидеров безгрешным считался только Ленин, у остальных – то культ личности, то волюнтаризм, то застой.

Но однажды развалился Советский Союз. И мы до сих пор пребываем в растерянности. Если шли от победы к победе – почему рухнула держава, которая оспаривала глобальное первенство в мире? Кто мы – глобальные неудачники? Неправда – великая страна с великим народом! Но что же произошло? А что произошло после этого? «Шальные 90-е»? Но, если они «шальные», откуда пришли мы? Откуда нынешние правители? Мы вообще оказались перед массой вопросов, которые по определению не предполагают простых исторических ответов.

Боюсь, тенденция «подправлять прошлое» остаётся – пусть даже Владимир Путин не кидает по-советски грязью в предшественников. Но вот, например, его предложение сформулировать единую концепцию нашей истории. Оно прозвучало на заседании Совета по межнациональным отношениям, и это показательно: в основе – желание, чтобы во всех регионах события былых веков трактовались одинаково, чтобы прошлое не становилось предметом противоречий, национальных споров. Пусть хоть здесь проблем не возникает!

– Ну что ж – здравая идея…

– Скажу иначе: она позитивная. Но позитивных идей много. Давайте добьёмся, чтобы все люди были добрыми, – разве не позитивная идея? Только как это сделать? Коммунизм – вполне позитивная идея! Правда, где ни возьмутся её реализовывать – обязательно или реки крови, или ГУЛАГи, или режимы вроде северокорейского. Вот и единая концепция. Если мы хотим унифицировать историю так, чтобы с ней не возникало проблем, если хотим, чтобы и в Москве, и в Казани, и в Грозном, и в Санкт-Петербурге на прошлое смотрели одинаково, – придётся сглаживать углы, о многом умалчивать. А умолчание – форма лжи.

– Но, может, исходить из другого? На наших страницах как-то выступал известный историк Рой Медведев. Тогда спорили о школьных учебниках истории. Рой Александрович, сам педагог, говорил: не усложняйте! Задача учебника истории – закладывать национальные мифы. Вот Александр Невский – конкретный исторический персонаж, человек со своими грехами и успехами. Кому интересно – пусть имеет возможность узнать о нём подробности, соглашаться, спорить. А детям надо объяснить – был князь-воин, изгнавший псов-рыцарей. Большинству ничего прочего не надо, ребёнок не обязательно станет историком, а станет, например, автомехаником – зачем его грузить лишней информацией о подробностях событий раннего Средневековья? Во Франции есть масса литературы, о том, кем, скорее всего, на самом деле была Жанна д’Арк. Но основной массе населения хватает легенды о девушке-пастушке, изгнавшей врага…

– Мы ведь говорим о моей книжке? Так вот – она не для детей. Точнее, и для детей тоже, но взрослеющих и думающих. И всё же гораздо больше для взрослых, потому что взрослые воспитывают будущие поколения. Не все школьники станут автомеханиками, кто-то придёт к власти. А человек, принимающий решения, должен думать о цене этих решений – вот чему учит история! Что важнее – доменные печи, которые были построены при Сталине, или люди, загубленные ради этих печей? Победа в войне – оправдывает она такое количество жертв? А это вопросы не просто знания про пастушку Жанну – они нравственные! Да, можно что-то сгладить, умолчать, упростить. Но ведь, всё упрощая, многое можно доказать. Что земля на самом деле плоская. Что она лежит на трёх китах, и солнце вокруг неё вертится. А от ответов на нравственные исторические вопросы зависит, какая у нас завтра будет страна.

– Над своим телециклом, над этой книжной серией вы работали как историк или как журналист, пишущий об истории?

– Не только я – работала целая команда. Скажу так: там, где речь о трактовке событий, о доступности изложения, – мы выступали как исторические публицисты. Это, кстати, к возможному вопросу об объективности. К объективности оценок надо стремиться, понимая при этом, что абсолютная объективность недостижима, – потому что сам человек по определению необъективен. На каждого из нас влияет груз собственных суждений, оценок, взглядов, опыта. Но есть объективность фактов – и я горжусь тем, что с этим у нас всё чисто. Здесь мы работали строго как историки. Предмет особой гордости: вышло около ста серий «Исторических хроник» (можно претендовать на рекорд Гиннесса), они охватывают практически весь ХХ век, сведений приведено огромное количество, пришли мешки писем, хвалебных или ругательных – и ни одного замечания о том, что какой-либо факт искажён. Тут профессиональных рекламаций не было.

– Рассказывая о событиях и людях ХХ века – находили вы что-то принципиально новое?

– Как историки – видимо, нет, хотя малоизвестной информации масса. А вот как тележурналисты… Мы впервые показали дом, в котором погиб генерал Корнилов. Дом, в котором в Чехии жила Марина Цветаева. Лондонский паб, где проходил II съезд РСДРП – тот самый, на котором партия разделилась на большевиков и меньшевиков. Думаю, в иллюстративный материал к книге всё это войдёт.

– Вы не возражали, когда «Исторические хроники» появились в Интернете. Что ж, двадцать первый век как-никак, заходи в Сеть и смотри. Почему всё же захотели сделать ещё и серию книг?

– Век-то двадцать первый, но я человек века двадцатого. И большинство читателей «АН», думаю, тоже. А для нашего поколения шелест страниц ничто не заменит.



Автор: Сергей Нехамкин
Источник: еженедельник "Аргументы недели"


Tags: author: s, genre: non-fiction, non-english literature, review, subject: history
Subscribe

  • Terminus, by Peter Clines

    A sequel to 14, in which the Great Old Ones arrive to eat the world. Kavach Press, 2020, 333 pages Murdoch’s past has finally come…

  • Burr, by Gore Vidal

    Aaron Burr in his own words... kind of. Random House, 1973, 430 pages Here is an extraordinary portrait of one of the most complicated -…

  • Aria: The Masterpiece, Volume 2

    Aria: The Masterpiece, Volume 2 by Kozue Amano Further life on the wet Mars, now known as Aqua. Akari helps a lost visitor, learns about the…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments